Валерий Аллин (val000) wrote in nad_suetoi,
Валерий Аллин
val000
nad_suetoi

Category:

Человеческий магнетизм перед лицом смерти








От val000
(Валерий Аллин)

Существует такой специфический раздел психологии - военная психология. Может быть он и изучает то, о чём я хочу сказать, но Википедия об этом умалчивает. С другой стороны, вполне возможно, что это чувство испытывали очень немногие и феномен малоизвестен. Я говорю о чувстве некоего единения перед лицом смертельной опасности. Впервые я почувствовал его ещё во времена наших беспощадных междворовых драк, но тогда наш двор был сильнее любых потенциальных обидчиков, и я это чувство принимал за ощущение благодарности надёжным друзьям.

Позже я стал задумываться о чувстве единения в армии - рядом были люди, с которыми мне, возможно, пришлось бы умереть. Это было вполне вероятно, поскольку служил я хоть и в Ленинграде, но в специальном батальоне по борьбе с диверсионными группами (ВВ МВД). Мы всегда были готовы к боевой тревоге. Другими задачами батальона были борьба с городскими беспорядками и усмирение довольно частых восстаний в местах заключения. То есть, предполагались вполне боевые действия в мирное время. Бог миловал, и за мою службу (начало 80-х) никаких неприятностей не приключилось.

Острее всего в армии я почувствовал зов чувства единения, когда стали приходить письма от друзей, попавших служить в Афганистан. Было ощущение, что я должен быть там, с ними, где их могут убить. В роте нас набралось человек пять, подписавших петицию с просьбой перевести нас служить в Афган. Нас вызвал начальник штаба и сказал, что наш батальон принадлежит к другому роду войск, но скоро и нас туда отправят. Через пару месяцев батальон действительно подняли ночью по тревоге, и до 5 утра мы сидели в машинах в полном боевом облачении, ожидая выезда в аэропорт для отправки в Афганистан. Утром нам сказали, что приказ отменён, и мы возвратились в казарму, но время подумать было - опять я думал, что рядом с этими людьми мне, возможно, придётся умереть, и я чувствовал то самое чувство единения.

Ярче всего оно проявилось гораздо позже - когда я был уже аспирантом, во время путча ГКЧП. Мне тогда в Ленинград позвонили друзья из Казанского Университета, чтобы узнать о ситуации в Питере: у них не было вообще никакой информации о происходящем в стране. Я рассказал, что знал, но пообещал съездить к зданию мэрии на Исаакиевскую площадь за последними новостями. Там я и ощутил остроту единения.

Подходы к площади были забаррикадированы ещё до моего прихода. Одна из ближайших к нам баррикад была сделана на основе перевёрнутого вагончика-бытовки для рабочих. Кто-то написал на нём огромными буквами: “Привет участникам танкопробега”. Этот юмор был свидетельством безнадёжности ситуации: нас было человек 150-200 - кучка на огромной площади, и на нас шли танки, которым мы в принципе не могли противостоять. Да я, собственно, изначально и не собирался - пришёл узнать новости. Фактом остаётся то, что я не смог оттуда уйти. Начался процесс подсознательного единения перед смертельной схваткой: многие люди вели себя как близкие друзья. Особенную роль в этом играли женщины. Что-то в их глазах было цементирующее ситуацию - может быть, надежда на нас, мужчин, на то, что мы не уйдём, потому что в этом есть некая наша биологическая роль.

Время от времени выходил Собчак, или кто-нибудь из его окружения и сообщал о том, что танки всё ближе и ближе. В какой-то момент мы решили, что вот, началось - люди в форме начали растаскивать баррикаду в дальнем конце площади, у "Астории". И я вместе с другими бросился защищать её. Оказалось, что это милиция действует по приказу Собчака, который в спину нам говорил с балкона мэрии, что ему удалось остановить продвижение танковой колонны.

Дома меня ждала молодая жена с маленьким сыном, и я, теоретически, просто не должен был делать то, что делал - всё происходило непроизвольно. Я не хочу сейчас обсуждать, был ли я на той стороне баррикад, я хочу сказать, что почему-то не смог уйти с площади перед Мариинским Дворцом. Чувство единения захватило меня и поставило в строй, биться не на жизнь, а на смерть. Своего рода сумасшествие.

Я о том, что толпе нельзя угрожать смертью - это её объединяет, а дальше - смерть, много смертей тех, кто ещё вчера и воевать-то не собирался.

Песня тех лет как раз в тему:


* Оригинальный пост

Содержание
Tags: Аллин (текст), Вектор, Эзотерика
Subscribe
promo nad_suetoi october 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments