Валерий Аллин (val000) wrote in nad_suetoi,
Валерий Аллин
val000
nad_suetoi

Category:

О практическом мышлении

От larkin_donkey
(Генриета Ланнес, перевод Андрея Коклина)

аааввв3Может ли оно открыть нам некий более нормальный и практичный — а значит и более полезный — образ жизни?

Практическое мышление есть способность, которая может — а может и не быть — развита в самой жизни, через определённый вид взаимоотношения, создаваемого между жизнью и человеком. Вместе с неким пониманием, как жить осмысленно и с пользой, это как раз то, что делает возможным тот самый человеческий тип Обывателя, как он был описан во 'Фрагментах'. И оно также прямо соотносится с так называемой 'народной мудростью', сейчас уже в основном забытой и бесполезной.

Практическое мышление является неотъемлемым качеством в Работе. Вспомните слова о том, что Путь не может начинаться и продолжаться на уровне ниже уровня Обывателя — по сути, это утверждение, которое предназначенно для создания в нас сильного и беспокоящего вопроса.

Что же такого особенного в типе 'Обывателя'?

Ясно, что в сравнении с нами, он не будет таким же механистичным, отсутствующим, подчиняющимся любому встречному потоку шаблонных мыслей. И также он может активнее стремиться, добиваясь гораздо лучших результатов, с пользой как для себя, так и для работы. Если короче, то он не просыпает напрасно собственную жизнь.

Механическое мышление является отцом механического делания. Оба могут быть опасными и вероломными, создавая весьма зыбкое основание и сильные иллюзии во многих, считающих себя более-менее успешными в наше время. А это, в свою очередь, возмущает чувства других, неуспешных и вызывает опасные протесты. Поскольку они не могут не чувствовать, что все нынешние жизненные привилегии несправедливы. И так ли они неправы?

Где же находится в нас практическое мышление? Если нам нужно локализовать его размещение, то с одной стороны (что представляется очевидным), оно должно находиться вне и выше пресловутой “форматорной коробки”.. А с другой стороны, местом его локализации не может быть тот спокойный, ясный, беспристрастный и безмолвный уровень нашего ума, которого так трудно достичь и легко потерять.

Понятно тогда, что размещаться оно должно где-то между ними (а мы уже знаем о существовании промежуточных уровней). Где-то одновременно в контакте с нашей реальностью и с жизнью. И также не совсем оторванное, имеющее связь с определённым восприятием себя, более подлинным.

Кому-то из нас такой вид мышления может быть уже знаком. В периоды сильного стресса и трудностей, когда жизнь требует от нас экстраординарных достижений, бывает иногда, что все желания и нежелания, привычки, страхи, соображения удобства и комфорта на какое-то время отбрасываются. Находясь во власти необходимости, мы становимся способными думать практически, действовать быстро и в нужном направлении. Но такие периоды — или краткие моменты — интенсивного осознания обычно крадутся в нас тщеславием или гордыней — если сразу не забываются. И мы вновь попадаем в привычное механическое течение.

Теперь следующий вопрос. Мы знаем уже, что не способны 'изменить' своё бытие. Но также нам должно быть уже известно из сказанного, а возможно некоторыми уже и проверено на опыте, что познание себя обладает одним странным, но весьма полезным свойством: оно разрушает в нас определённые качества, которые способны жить и процветать лишь в темноте — как некоторые виды животных и растений, погибающие, если их вынести на свет. Нам говорили, что Работа есть прогресс и развитие всего нашего существа (включая его различные функции). Но это подразумевает как обучение правильно применять потенциально заложенное в нас (данное по праву рождения, предложенное, но пока не принятое), так и достижение лучшей работы уже признаваемых полезными способностей. Можно ли сказать, что нечто из этого стало уже возможным?

Мы не можем пытаться изменить условия своей жизни в начале Работы. Очевидно, что мы должны сначала как следует узнать и понять свой образ жизни, также как уметь использовать данные обстоятельства. Пока что, хоть мы и приобрели уже некое знание, мы не можем избежать попадания вновь и вновь под гипноз жизни, отдавая почти всю свою энергию, чтобы заработать деньги и продолжать жить по старому. Моменты Работы являются исключением, а сон — правилом.

Хотя возможно, сама жизнь здесь вовсе не причём. Жизнь не призвана быть нашим врагом, она должна быть скорее нашим учителем и помощником. Но как нам перестать быть используемыми и научиться использовать?

Думаю, что нам пора уже взяться за овладение этим ценным и точным инструментом — практической мыслью. По сути, мы серьёзно и не пытались им пользоваться по назначению — а может и никогда не пытались — и от долгого бездействия инструмент этот уже изрядно заржавел.

Гурджиев различал четыре основных возможных состояния в нашей повседневной 24-часовой активности, а именно:

подлинные внутренние усилия ........ активное / активное
усилия в жизни (обычная работа) .... активное / пассивное
отдых (рассеянное внимание) .......... пассивное / активное
ночной сон ......................................... пассивное / пассивное

Понятно вам здесь что-то?

Давайте попробуем немного развернуть этот вопрос:

(1) До сих пор мы изучали базовую 'модель' нашего мыслительного центра, как она даётся идеями работы, и также различное устройство ментального центра на трёх его уровнях. А чтобы подобное изучение “от ума” стало действительно живым, надо пытаться использовать эту функцию намеренно — то есть, не позволять нашему уму реагировать случайно и бессистемно, как он привычно делает с любой новой информацией. То есть, с использованием серьёзного и честного внимания для того, чтобы привнести активный вопрос в 'чувствующую часть' мыслительного центра (желание знать). И если по следам подобных попыток, этого удастся достичь, то соответствующая данному интеллектуальному уровню энергия может привнести свою способность различения и ясность в существующий материал, расположенный на первом уровне, в хранилище ассоциативной памяти нашего ума, чтобы соотнести и привнести в него новые смыслы (а может даже, понемногу, подтянуть помощь из высших частей других центров). Новых смыслов достичь нелегко, но первым реальным результатом может стать углубление нашего внимания в поиске ответа на вопрос.

Так уже немного понятнее?

Хотя здесь стоит отметить (и это будет также хороший вопрос для проверки в наблюдении), что очень сходный процесс, основанный на работе по тому же принципу, очень часто происходит на форматорном уровне, когда некий запрос (любопытство либо необходимость) попадает в центр нашего внимания. Тогда может происходить привлечение внимания лучшего качества и искомый 'ответ' обнаруживается либо в памяти, либо вовне. Полагаться на такой процесс не стоит, он очень ненадёжный, хотя сама по себе подобная возможность имеет большую ценность.

(2) В этом упражнении нельзя также оставлять без внимания изучение привычных слов (или смыслов) нашего обычного языка, также как нужно постоянно ставить под вопрос наши обычные идеи и ценности. Ещё раз хочу подчеркнуть, что усилия эти нельзя останавливать, какие бы аспекты идей мы не изучали. То же самое касается различных “идей”, “мнений” и “убеждений”, которые мы продолжаем встречать в обычной жизни. Если мы будем избегать такого рода усилий, то возничий в экипаже так и будет оставаться спящим, а лошадь непредсказуемо блуждающей.

(Источник - Henriette Lannes, «Inside a Question», "WHAT IS PRACTICAL THINKING?", 1974)

* (Оригинальный пост)

Содержание
Tags: Андрей Коклин, Вектор, Гурджиев, Перевод
Subscribe
promo nad_suetoi october 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments