Валерий Аллин (val000) wrote in nad_suetoi,
Валерий Аллин
val000
nad_suetoi

Categories:

Обитель послания








От assalam786
(Нина Ассалам)

Спросил Луну я: «Отчего уходишь ты
Из мира нашего, достигнув полноты?»
Луна сказала: «Чтоб наполниться опять,
Сосудом полым в отрешеньи нужно стать» Хазрат Инайят Хан (перевод Нины Ассалам)

Хазрат Инайят Хан – музыкант и Учитель из линии преемственности индийского ордена Чишти, он был одним из первых суфиев, учивших на Западе в начале прошлого века. Дервиши Чишти используют гармоническую вибрацию музыки в качестве инструмента преображения, для отделения себя от низшего «я» и достижения состояния (хал) близости к Богу.

Общины последователей Хазрата, называющие себя Инайяти, до сих пор существуют во всех местах, где он жил и учил - в Северной Америке, Европе и России. Книги Инайята Хана переведены на все европейские и русский язык, и будут, вероятно, первым, что вам предложат по теме «суфизм» в любом книжном магазине.
«Обитель Послания» (Abode of the Message) - так называется экологическое поселение, находящееся в живописном, покрытом лиственными лесами местечке Нью-Лебанон штата Нью-Йорк и занимаемое общиной последователей Инайята Хана. Кто-то из них живет здесь постоянно с семьей, работая на ферме общины, где выращиваются экологически чистые овощи; кто-то приезжает на несколько дней или недель летом, участвуя в ретритах.


Вид на Обитель Послания. С точки зрения геомантии, место выбрано практически идеально: сзади поселение защищают лесистые холмы, спереди расстилается открытое пространство с распаханными полями, за которыми снова холмы, с которых и сделан этот снимок. Исходящая от холмов энергия земли имеет возможность циркуляции благодаря открытому пространству, и находящиеся у подножия холмов здания находятся под ее благоприятным воздействием. Это настоящее «место силы».

Как оказалось, среди членов общины есть христиане, мусульмане, буддисты, индусы и люди, не относящиеся ни к какой конфессии – религиозная принадлежность не является для Инайяти камнем преткновения, так как послание Хазрата универсально и направлено к сердцу человека, в котором нет ничего, кроме Единства.

Не случайно символом ордена стало Крылатое Сердце – сердце, находящееся в гармонии со всем живым.


Символ Крылатого Сердца на въезде в Обитель Послания

Если бы меня попросили определить суть Пути Инайяти, то на основании моего (ограниченного) опыта взаимодействия с ними, я бы назвала его Путем Служения. «Обитель Послания» - место, куда любой человек, независимо от того, откуда он родом и во что верит, может приехать на любой срок – от выходных до нескольких месяцев и побыть в молчаливом ретрите (уединении) для исцеления тела и души. Ему будет оказана всяческая помощь, включая внимательную заботу о его физических нуждах и душевных потребностях. Если человек хочет узнать больше о суфийской Работе, ему расскажут о ней. Если у него другие интересы, или он просто хочет быть оставленным в покое, хозяева будут максимально ненавязчивыми и деликатными.


Слева: место, где встречают приезжающих в Обитель с надписью «Добро пожаловать» на разных языках.
Справа: дорожные знаки на въезде в Обитель: «Осторожно, Божьи дети!» и «Тупик войны».


На двери моей комнаты в течение всего пребывания висел листок с надписью: «Идет молчаливый ретрит: пожалуйста, соблюдайте тишину. Спасибо!» Тишину действительно соблюдали, и меня никто не беспокоил, за что я была очень благодарна.

В хилвате гостя сопровождает «проводник» - член общины, опытный и обученный человек, часто профессиональный психолог или психотерапевт, с которым необходимо встречаться, хотя бы ненадолго, каждый день. Когда человек выходит из среды привычных стимулов, он всегда бывает вынужден работать с подавленными душевными проблемами и незалеченными травмами, и часто ему нужна помощь опытного проводника. Степень вовлеченности проводника в процесс ретрита, однако, зависит от вашего желания – он может выслушать вас, может рекомендовать те или иные упражнения и даже выполнять их вместе с вами, а может просто заходить на пару минут, чтобы выяснить, не нужно ли вам чего-то – и оставлять вас в собственном распоряжении, если видит, что все нормально.


Мой проводник – глава Обители по имени Якин, проживший в ней более сорока лет, очень опытный, скромный и мягкий человек.

Как выяснилось, совсем не заходить проводник не имеет права – таковы правила Обители. В этом смысле ретриты Инайяти отличаются от среднеазиатского хилвата, который проводится в полной изоляции и часто даже в темноте, когда человек никого и ничего не видит до окончания сорока дней. Мой первый день прошел нормально, и я спросила Якина, могу ли я побыть полностью одна последующие четыре три, но он сказал, что обязан как минимум раз в день проверять, все ли в порядке с подопечным. Он сказал, что, если я хочу, он может просто заглядывать на пару минут и узнавать, не нужно ли мне чего-то из еды и т.д. и сразу уходить. (В сущности, так оно и получалось потом).

Поскольку мой проводник знал, что я принадлежу к группе дервишей Накшбанди и следую данным мне практикам, он, хотя и предложил некоторые упражнения, обычно выполняемые во время хилвата, при этом не настаивал, оставляя мне возможность самой решать, что делать. (Кстати, некоторые из рекомендованных Якином упражнений я применяла с большой пользой, но об этом я расскажу во второй части).

*****

...Я прибыла в Обитель в начале апреля. Сезон ретритов, длящийся с мая по октябрь, еще не наступил, поэтому гостевые комнаты в общем здании и отдельные домики для уединенного созерцания стояли пустыми. Насколько я могла судить, кроме меня и постоянного контингента общины, в Обители никого не было. Выходя на улицу, я надевала бэджик с надписью «Я соблюдаю молчание», и встречающиеся мне люди иногда махали рукой в приветствие или улыбались, но не вступали в разговор, поэтому я могла не прерывать мою медитацию.


Старое здание с комнатами для гостей, построенное в 1851 году. Моя комната находилась на втором этаже, угловая слева. Это была одна из двух комнат в «блоке» с отдельным санузлом. У меня была возможность заглянуть в другие комнаты на этаже – в них было по 4-8 кроватей, с «удобствами» в конце коридора. В общем, достаточно спартанские условия. Больше на этаже никого не было. Все здания в Обители были построены аскетической общиной шейкеров в 19-м веке и принадлежали ей до 80-х годов прошлого века, когда эту землю со всеми зданиями приобрели последователи Хазрата Инайята Хана.

Выделенная мне комната была небольшой и очень светлой. Вещей в ней был самый минимум, но я обратила внимание, что все предметы были из качественных натуральных материалов – деревянные кровати, волосяные матрасы, одеяло и постель из хлопка. Да и сам дом был бревенчатым, так что ночью громко потрескивал, зато в нем легко дышалось. Обстановка, судя по всему, не сильно изменилась со времен первых хозяев здания – аскетов-шейкеров, поэтому вместо шкафов для одежды были просто деревянные крюки для одежды, вбитые в узкую панель из дерева, идущую по периметру стены.



С погодой мне не повезло – почти все пять дней шел дождь, и было необычно прохладно, солнце выглянуло всего на несколько часов. Поскольку здание пустовало, отопление включали по самому минимуму, только чтобы поддерживать трубы в рабочем состоянии. В первую ночь я искала способы согреться, проснувшись от того, что у меня замерз нос – единственная часть тела, которую нельзя было спрятать под одеяло J Днем в комнате было не намного теплее, но вскоре по моей просьбе Якин принес маленький обогреватель, и – ура!- стало возможным медитировать, не прячась под ватным одеялом.

В маленьких домиках для медитации, разбросанных здесь и там по территории Обители, было еще холоднее, и я порадовалась, что с самого начала не решилась в них поселиться. (Зато летом там, должно быть, идеально – почти полностью укрытые листвой, домики не видны с тропинок и служат идеальным убежищем для медитации среди шороха листьев, птичьих голосов и журчания ручьев, во множестве протекающих по территории Обители).



Когда дождь прекращался, я шла гулять по территории Обители, правда, не заходя глубоко в лес, из-за боязни клещей, которые в этой местности переносят оленью болезнь Лайма. Здесь должно быть очень красиво летом, но сейчас деревья были совсем голые, и даже первые весенние цветы еще не появились.

Несмотря на холод и серость, прогулки по лесу заряжали, как эликсир – в апреле и мае от земли идут особые токи, еще не проявившаяся, но уже стучащаяся в проявление сила жизни, полученная Землей от Солнца. И я была рада, что приехала в Обитель в это время, несмотря на.

Когда влажный холод добирался до костей, я шла в теккию, занимающую первый этаж здания рядом с домом, где я жила, - такого же старого, из почерневшего от времени дерева.


Вход в теккию, с символом Крылатого Сердца над входом

В теккии все эти дни никого не было. Если я правильно услышала, община Инайяти проводит собрания по воскресеньям. Во всяком случае, вечером в четверг никакой деятельности я не заметила. Внутреннее помещение теккии напомнило мне и нашу собственную, и те теккии, где я была в Турции и на Балканах, поэтому я сразу почувствовала себя как дома. Это интересное ощущение – даже заходя в конкретную теккию впервые, ты знаешь сразу, где и как нужно сесть, и что делать, потому что все суфийские теккии устроены как инструмент, функциональный модуль. У нее есть «голова», «ноги», «уши», «рот» и т.д. Ты всегда знаешь направление, в котором нужно идти от входа, как сидеть, знаешь, куда нельзя поворачиваться спиной и т.д.


Теккия изнутри. На стене – портрет Хазрата Инайята Хана.

Эта теккия, по моему внутреннему отзыву, была как бы законсервирована. Возможно, от того, что ею мало пользовались (или вообще не пользовались) в холодный сезон, энергия в ней была «спящей». В первый вечер она показалась мне даже какой-то застоявшейся. На следующий день я пришла днем и некоторое время делала зикр (поминание Божественного имени) вслух, сидя на ковре в центре... и все изменилось! Теккия ожила, и даже оставаясь холодной физически, в другом смысле она «согрелась», заиграла совсем по-другому, как заново настроенный по камертону инструмент. (Кстати, в теккии были музыкальные инструменты. Наверное, в ней играют что-то, следуя традиции Чишти).



*****

К пище духовной я еще вернусь во второй части, а сейчас продолжу немного о «хлебе насущном».

Проблема еды во время ретрита решалась просто: в моей комнате был электрический чайник и небольшая коробка с «сухим пайком» из галет, овсянки и растворимых супов, мед, чай, орехи, немного фруктов. Все вегетарианское. Интересно, что когда проводишь время в медитации, есть не очень хочется, и удивляешься, как немного еды на самом деле нужно телу. Кофе и алкоголь на ретритах не полагаются, но если кто-то совсем не может без кофе, сделают исключение. Курить в комнатах было нельзя, исключения не делают. Я кофе не пью и не курю, у меня проблем не было.

Горячую еду один раз в день вечером ко мне в комнату приносила добрая индийская женщина по имени Алима. Молча улыбаясь, она оставляла сумку с едой и удалялась. Хотя мы не разговаривали, Алима оставляла мне записку с подробным указанием ингредиентов приготовленного ею вегетарианского ужина. Видимо, у них часто бывают гости, придерживающиеся диетического питания, и тем это было важно. Мне было не очень важно, но любопытно, из чего готовятся аюрведические блюда, и как в них сбалансированы продукты, относящиеся к четырем стихиям, «горячей» и «холодной» пище. Служением Алимы было приготовление «пищи силы», и, на мой скромный взгляд, на этом Пути она приблизилась к совершенству. Еда Алимы была потрясающей и на вкус, и на вид.



(Упреждая уже, вероятно, возникший вопрос, является ли моя заметка скрытой рекламой: нет, не является. Я зарабатываю свой хлеб на другом поприще, и, даже если бы мне предлагали деньги за продвижение чего-то, никогда бы не взялась, потому что свобода дороже. Всегда, однако, спрашиваю у принимающих меня людей и сообществ разрешения написать о них и разместить их фотографии).

Связь с Интернетом в Обители теоретически была, но я еще до приезда решила полностью выйти из сети на все время ретрита. Неизвестно, однако, смогла ли бы я соблюдать данное себе обещание, поэтому, видимо, мои Водители решили полностью избавить меня от соблазна: по приезде я обнаружила, что забыла взять с собой зарядку для телефона. Это, вообще говоря, из ряда вон выходящее событие, потому что я проверяю такие вещи по пять раз перед отъездом. Здесь же явно было все «устроено». Ну и ладно, значит, так надо. Я выключила телефон сразу, сохраняя оставшийся в батарейке заряд для фотографий и срочной связи.

Часов у меня с собой тоже не было, и в отсутствие телефона эта создавало очень необычное чувство как бы безвременья, дезориентации, показав мне, как намертво мы пригвождены к тикающему отсчету, и насколько сильно это мешает нам быть в «сейчас». (Потом, правда, я обнаружила часы на этаже и вновь попала в рабство к циферблату - мне нужно было следить за временем, чтобы быть готовой к приходу проводника. Именно поэтому я спросила, может ли он не приходить, но он не мог. Может быть, в другой раз мне удастся побыть в безвременье...)

У меня не было с собой ни книг, ни других источников информации. Я взяла только маленькие деревянные четки, старенький iPod с музыкой для упражнений и чистую тетрадь с ручкой. Последнее – на тот случай, если молчание вдруг станет мне в такую тягость, что очень захочется выговориться.

Тетрадь так и осталась нетронутой. Молчание оказалось не в тягость, вообще. (В тягость были другие вещи, но не эта). Меня постепенно сдвигало в ту область восприятия, где слова кажутся ненужным назойливым звуком, как скрежет об асфальт консервной банки, привязанной к трехколесному велосипеду дошкольника для «звукового сопровождения».

* Оригинальный пост

Снимки Нины Ассалам

Содержание

Tags: Вектор, Нина Ассалам, Суфизм
Subscribe
promo nad_suetoi october 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments