?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

От ja_va
(Ян Валентинович)

(Начало)

Есть основания полагать, что Политика – это последнее произведение Аристотеля. Во всяком случае, восьмая книга Политики обрывается внезапно, на середине, несмотря на то, что сам Аристотель считал именно Политику наиважнейшей, и вряд ли оставил бы незаконченной по доброй воле. Возможно, она прервалась потому, что автор умер, не дописав?

Как бы то ни было, политика – кульминация Аристотеля, ядро его философии. Цель этого произведения, по словам самого автора, «исследование человеческого общения в наиболее совершенной его форме, дающей людям полную возможность жить согласно их стремлениям» (Политика 2.1, 1260b 27-29)

Читатели помнят, вероятно, что в начале «Этики» Аристотель назвал наивысшим благом благо государства, после чего посвятил всю свою работу выяснению, в чем именно заключается благо человека? Кажущееся противоречие разрешается в «Политике», где философ объясняет свою позицию: «Наилучшее государство есть вместе с тем государство счастливое и благоденствующее, а благоденствовать невозможно тем, кто не совершает прекрасных поступков»

При этом он добавляет, что «никакого прекрасного деяния ни человек, ни государство не могут совершить, не имея добродетели и разума.»

Мужество же, справедливость и разум с точки зрения Аристотеля «имеют в государстве то же значение и тот же облик, какие они имеют в каждом отдельном человеке, который благодаря причастности к ним и называется справедливым, рассудительным и воздержным.» (1323b 30-38)

Продолжая, таким образом, развивать тему, начатую в «Этике», Аристотель пишет, что, по его мнению, «все общения стремятся к тому или иному благу, причем больше других и к высшему из всех благ стремится то общение, которое является наиболее важным из всех и обнимает собой все остальные общения. Это общение и называется государством или общением политическим (1252а 3-8)

Далее Аристотель предлагает следовать способом теоретического построения от «первичного образования предметов», начиная, таким образом, наше изучение государства с самого начала.


Природа.
Аристотель выделяет три вида ассоциаций человеческих существ, или koinôniai, возникавших последовательно по мере развития человечества:

1. Семья, или домохозяйство (oikos), состоящее из двух примитивных типов ассоциации: женщина-мужчина и раб-господин
2. Селение (kômê), формируемое из нескольких домохозяйств
3. Государство (polis), формируемое из нескольких селений.

Государство — это общество «достигшее, можно сказать, в полной мере самодовлеющего состояния и возникшее ради потребностей жизни, но существующее ради достижения благой жизни» (1052b 27-31)

При этом каждое государство для Аристотеля — это природное явление, то есть нечто, появившееся как естественный результате развития общества. Здесь он видит как осуществление конечной цели, так и завершение, наивысшую форму существования человека.

Государство, таким образом, «существует по природе», а сам человек по природе «есть существо политическое», тот же, кто живет вне государства есть «либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек… такой человек по своей природе только и жаждет войны; сравнить его можно с изолированной пешкой на игральной доске.» (1253а 3-6) Меж тем природа «ничего не делает напрасно».

Государство является первичным по сравнению с семьей и каждым из нас (1253а19-20), и человек, оказавшись в изолированном состоянии, не является существом самодовлеющим (т.е. способным к существованию). Если же не будучи в состоянии вступить в общение он не чувствует ни в чем потребности, то такой человек становится либо животным, либо божеством (1253а 27-30).

Наконец и само понятие справедливости, по Аристотелю, «связано с представлением о государстве, так как право, служащее мерилом справедливости, является регулирующей нормой политического общения.» (1253а 37-40)

В то же время необходимо иметь ввиду, что, хотя государство для Аристотеля первично, но конечная цель его существования заключается в обеспечении максимально счастливого существования для всех его граждан. Речь здесь идет не о минимальной защите, и не о социальном контракте – речь идет именно о необходимости государства для достижения состояния счастья (eudaimonia) и наполненности, о котором Аристотель рассуждал в своей «Этике».

Одновременно нужно понимать, что человек в его натуральном состоянии «до государства» не был, с точки зрения Аристотеля, ни гол и счастлив, ни гол и несчастен, однако его существование не было достаточно наполнено. Только государство придало человеческому существованию окончательную форму.

Базируясь на трех разделениях ассоциации человеческих существ, Аристотель называет и элементы семьи, которыми являются господин и раб, муж и жена, отец и дети.


Рабство
Отношение Аристотеля к рабству часто критикуется как слишком отсталое. Действительно, Аристотель считает разделение на рабов и господ «естественным», существующим «по природе»:

«Все те, кто в такой сильной степени отличается от других людей, в какой душа отличается от тела, а человек от животного (это бывает со всеми, чья деятельность заключается б применении физических сил, и это наилучшее, что они могут дать), то люди по своей природе —рабы; для них, как и для вышеуказанных существ, лучший удел — быть в подчинении у такой власти.» (1254b 15-21)

Однако нужно иметь ввиду, что Аристотель именно настаивает на подчинении «по природе», и рабстве «по природе», говоря: «Очевидно, во всяком случае, что одни люди по природе свободны, другие — рабы, и этим последним быть рабами и полезно и справедливо.» (1255а 1-4)

Из дальнейшего становится ясно, что среди тех, кто является «господами» Аристотель отмечает немалое количество «природных» рабов, а среди тех, кто является «рабами» - людей, достойных быть господами:
«неизбежно приходится согласиться, что одни люди повсюду рабы, другие нигде таковыми не бывают.» (1255а 32-33)


Женщины
Хотя Аристотель и не приравнивает женщин к рабам, но в то же время очевидно, что феминистом он не являлся. Об этом говорят, например, такие заявления, от которых у современных феминисток явно волосы на голове встали бы дыбом, да и не только у них: «Так же и мужчина по отношению к женщине: первый по своей природе выше, вторая — ниже, и вот первый властвует, вторая находится в подчинении.» (1254b 12-15)

В другом месте он сравнивает власть мужа над женой с властью политического деятеля, отмечая, что «мужчина по своей природе, исключая лишь те или иные ненормальные отклонения, более призван к руководительству, чем женщина
(1259b 1-5)

Однако, отмечает Аристотель, есть, всё же, разница между женщиной и рабом: «Свободный человек проявляет свою власть над рабом иначе, чем это делает мужчина по отношению к женщине и взрослый муж по отношению к ребенку. Во всех этих существах имеются разные части души, только имеются они по-разному. Так, рабу вообще не свойственна способность решать, женщине она свойственна, но лишена действенности, ребенку также свойственна, по находится в неразвитом состоянии.» (1260а 9-15)

Таким образом Аристотель ставит женщину выше раба, но ниже мужчины, который и должен руководить, ибо обладает, в отличии от нее, «действенностью». В добавок он приводит слова поэта, с которыми многие могут, вероятно, согласиться:
«Убором женщине молчание служит», и слова эти, как он отмечает, «в одинаковой степени должны быть приложимы ко всем женщинам вообще, но к мужчине они уже не подходят.» (1260а 29-32)


Торговля
Среди аспектов государственной жизни которым Аристотель уделил особое внимание на первом месте оказалась торговля. С точки зрения философа торговля не является «натуральным» занятием человека, тем не менее она необходима. Аристотель критически относится к попыткам наживать состояние посредством обмена, и еще более критичен в отношении передачи денег в наём.

Однако запретить торговлю он не предлагает, а лишь отказывает торговым людям в возможности достигнуть счастья, или eudaimonia.


Критика Платона
Обширная часть Политики посвящена критике «Государства» Платона.

Аристотель находит большую часть предложенных Платоном вариантов устройства идеального государства абсурдными. Так, он не считает, что государство должно быть чрезмерно единым, то есть таким, где все оказывается общим, включая жен и детей, и собственность. На его взгляд, «следует требовать относительного, а не абсолютного единства как семьи, так и государства. Если это единство зайдет слишком далеко, то и само государство будет уничтожено; если даже этого и не случится, все-таки государство на пути к своему уничтожению станет государством худшим, все равно как если бы кто симфонию заменил унисоном или ритм одним тактом.» (1263b 31-36)

Аристотель рассуждает вполне современными экономическими категориями, когда говорит, например:
«К тому, что составляет предмет владения очень большого числа людей, прилагается наименьшая забота. Люди заботятся всего более о том, что принадлежит лично им; менее заботятся они о том, что является общим» (1261b 31-35)

Аристотель отмечает, что разумный подход к вопросу о наилучшем устройстве требует не увлечения пустыми фантазиями, а изучения имеющихся форм государственного устройства и их сравнения на предмет успешности.

Он критичен и в отношении идеи Платона пожертвовать счастьем одних граждан (стражей, которые должны жить в спартанских условиях) ради процветания других. «Отнимая у стражей блаженство, он (Платон) утверждает, что обязанность законодателя — делать всё государство в его целом счастливым. Но невозможно сделать всё государство счастливым, если большинство его частей или хотя бы некоторые не будут наслаждаться счастьем» (1264b 15-20)

Основная идея Аристотеля, таким образом, заключается в том, что государство не может быть счастливо само по себе, за счет какой-то части его граждан, или, тем более, за счет всех граждан. Счастье государства — это только сложенное вместе счастье его отдельных граждан, и только в этом смысле понятие счастья для государства имеет приоритет.


Однако не все жители - граждане!
Однако, тут следует сделать одно примечание: у Аристотеля далеко не все жители государства могут быть и его гражданами. Так, в праве на гражданство он отказывает рабам, ремесленникам, торговцам и землепашцам, поскольку: «в государстве, пользующемся прекраснейшим устройством и объединяющем в себе мужей в полном смысле справедливых, а не условно справедливых, граждане не должны вести жизнь, какую ведут ремесленники или торговцы (такая жизнь неблагородна и идет вразрез с добродетелью); граждане проектируемого нами государства не должны быть и землепашцами, так как они будут нуждаться в досуге и для развития добродетели, и для политической деятельности.» (1328b 37-42, 1329a 1-2)

Таким образом в качестве граждан остаются лишь военные и аристократия, которым и надлежит управлять государством Аристотеля и вести его ко всеобщему счастью. В этом он оставался, конечно, сыном своего времени…

* Оригинальный пост

Содержание
promo nad_suetoi october 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…