?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

От shatff
(Алексей Шатров)

Луис де Камоэнс (по-португальски звучит как Луиш Важ де Камойнш) стал символом португальской нации, воспев её наивысшие достижения в эпической поэме «Лузиады». Лузиады – это, собственно, португальцы и есть, а Луз – их мифический предок, персонаж примерно такого же значения, как римский Эней. Исторически, действительно, на юго-западе Пиренейского полуострова когда-то имелся народ, который римляне назвали Lusitani, а свежезавоёванную провинцию, соответственно, – Лузитанией. Что касается самой поэмы, то общее представление о ней дают первые строфы, которые мы и процитируем:

                  Оружие и рыцарей отважных,
                  Что, рассекая волны океана,
                  Отринув жизни суетной соблазны,
                  Проплыли морем дальше Тапробаны.
                  Цвет нации великой и бесстрашной,
                  Что средь племён неведомых и странных
                  Могучую державу основала
                  И тем себе бессмертие снискала,
                  И королей, достойных вечной славы,
                  Сражавшихся за истинную веру,
                  Отстаивавших честь родной державы,
                  Расширивших империи пределы,
                  Героями считавшихся по праву,
                  Явивших миру мужества примеры,
                  Я воспою, коль хватит мне уменья
                  И музы мне дадут благословенье.


А далее – собственно о португальцах, которые

                  …позабыть заставят мир подлунный
                  Великих римлян время золотое,
                  Деянья ассирийцев, персов, греков
                  Затмят они отныне и навеки. </span>


Причём произносит этот вдохновенный панегирик не абы кто – а сам Юпитер, и дело происходит на Олимпе!.. Дальнейшие десять песен посвящены героическому походу в Индию (который, собственно, и совершил лет за восемьдесят до появления «Лузиад» отдалённый предок автора и герой этого эпоса, Васко да Гама) – причём, в лучших традициях, одни боги строят отважным португальцам козни, а другие – наоборот. Отдельные критики видят в поэме «имперский и колониальный пафос»… ну так – «Эпоха великих географических открытий» (как её застенчиво называют в учебниках) и была временем тотальной колонизации! С другой стороны – кто бы стал отмечать День Камоэнса, не будь этого пафоса – сладкого напоминания о временах былого величия?

Впрочем, перейдём к автору. Как это нередко случается, биография его почти никак не документирована – в частности, годом рождения принято считать не то 1524-й, не то несколько последующих – а датой смерти 10 июня 1580-го. Известно, что предок Камоэнса прибыл из Галисии в XIV веке – а родители рано умерли (причём отец был морским капитаном). Молодой человек остался под опекой дяди-монаха, учился в университете (что следует из познаний, продемонстрированных им в «Лузиадах») – а потом окажется в Лиссабоне, при королевском дворе. Вскоре он станет кем-то вроде придворного поэта и постановщика – а заодно и обзаведётся кучей недоброжелателей. Фигурирует в этой истории и неразделённая любовь к некой Катарине де Атаиде – она займёт в творчестве Камоэнса примерно то же место, что и Лаура у Петрарки – впрочем, есть мнение, что параллельно он ухлёстывал за инфантой.

Так или иначе, поэт (неясно, насколько по собственной воле) переквалифицируется в солдата – и отбывает на север Марокко. Сведений о двухлетней службе не сохранилось – зато известно, что именно здесь Камоэнс утратит правый глаз. По возвращению он возвращается, было, к светской жизни – но ненадолго… вышла стычка с неким придворным, наш герой ткнёт его шпагой (не насмерть) – и угодит в тюрьму…

Однако, король помилует поэта! Точнее – опять солдата, поскольку именно в этом качестве Камоэнс тут же отбывает в Индию. Некоторые специалисты считают это ссылкой – другие полагают, что вспыльчивый рыцарь фидалгу просто почёл за благо убраться подальше. В далёких краях он проведёт не меньше шестнадцати лет, по собственным словам «…с пером в одной руке и со шпагой в другой». О как!..

Поначалу Камоэнс окажется в Гоа, и вскоре его снова посадят то ли за сатирические стихи, то ли, банально, за долги. Через несколько лет сменится губернатор – удачливого поэта освобождают, и отправляют на Макао в интересно звучащей должности «попечителя имущества отсутствующих и пропавших без вести».

Здесь его тоже настигают превратности судьбы – местный комендант заподозрит, что попечитель подворовывает! Источники твердят, что Камоэнса постоянно преследовал интриганы – ну, может быть… В любом случае – его конвоируют обратно в Гоа, но судно терпит крушение. Поэту удаётся выплыть (вместе с бесценной рукописью, над которой он уже давно трудится). Последует очередная реабилитация (возможно, в связи с таким драматическим оборотом дела – хотя есть мнение, что Камоэнс доказал свою правоту в суде) – и ещё через несколько лет он отправляется в Португалию, но на два года застревает в Мозамбике, где его, в конце концов, находят, причём «…он был так беден, что друзья кормили его, а чтобы отправить его на корабле в королевство, друзья предоставили одежду, в которой он нуждался». Эти же добрые люди помогут ему, наконец-то, в 1572 году издать поэму – в духе времени, автор посвятит её королю Себастиану – и будет удостоен монаршей пенсии.

С этим пособием в пятнадцать тысяч реалов имеется некая неразбериха – одни источники утверждают, что его ни на что не хватало, и Камоэнс жил милостыней, которую собирал его слуга; другие – что сумма была вполне достойной, поскольку пенсия, например, придворной дамы не превышала десяти тысяч. Впрочем, может никакого противоречия нет – потребности-то у всех разные.

Был ли король жаден или щедр – но вскоре он отправится воевать с маврами и погибнет. А в 1580-м году случатся ещё два несчастья для страны – умрёт Камоэнс (как будто – от чумы); а Португалию присоединит испанский Филипп. Неясна последовательность этих событий – но примечательно, что новый король тут же распорядится издать «Лузиады» на испанском (в конце концов, его матушка была – Изабелла Португальская!)

Церковь, в которой похоронили поэта, будет разрушена Лиссабонским землетрясением – впоследствии его предположительные останки перезахоронят по соседству с Васко да Гама. Невзирая на высокие оценки признанных авторитетов (Сервантес назовёт поэму «сокровищем Луза» – а Вольтер её автора «португальским Вергилием»; Александр Гумбольдт присвоит Камоэнсу звание «Гомер живых языков») …так вот – несмотря на это, по-настоящему раскручивать Камоэнса на родине начнут только в XIX веке – и впервые пышно отпразднуют его День в 1880 году.

Оригинальный пост

Содержание
promo nad_suetoi октябрь 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…