?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

От deilf
(Джебран Халиль Джебран, глава из романа "Иисус, сын человеческий", перевод Игоря Сивака)

azarenia_65 Иуда пришёл к моему дому в ту пятницу, накануне пасхи, и с силой постучал в мою дверь.

Когда он вошёл, я взглянул на него, и лицо его было мертвенно-бледным. Его руки дрожали, как сухие ветви на ветру, и одежда была так мокра, как будто он едва вышел из реки - в тот вечер бушевала сильная буря.

Он посмотрел на меня, и его глазницы были подобны тёмным пещерам, а глаза налиты кровью.

И он сказал: «Я выдал Иисуса из Назарета Его врагам и моим».

И, заламывая руки, продолжил: «Иисус заявлял, что одолеет всех своих врагов и врагов нашего народа. И я уверовал и последовал за Ним.

Когда вначале Он призвал нас к Себе, то обещал нам царство могучее и обширное, и, веруя Ему, мы искали Его благосклонности, чтобы обрести почётное положение при Его дворе.

Мы видели себя князьями, которые обращаются с этими римлянами так, как они обращались с нами. И Иисус много говорил о Своем Царстве, и я подумал, что Он избрал меня командующим Его колесницами и начальником над Его воинами. И я пошёл за Ним с готовностью.

Но я убедился, что не к царству стремился Иисус, и не от римлян Он хотел нас освободить. Его царством было всего лишь царство сердца. Я слышал как Он говорил о любви, милосердии и прощении, и женщины по обочинам дороги охотно слушали, но моё сердце полнилось горечью, и я ожесточился.

Мне показалось, что мой обетованный царь Иудеи внезапно обернулся флейтистом, утешающим разум странников и бродяг.

Я любил Его, как и другие из моего племени Его любили. Я видел в Нем надежду и избавление от чужеземного ига. Но когда Он не произнес ни слова и не шевельнул пальцем, чтобы освободить нас от этого ярма, и даже отдал кесарю кесарево, тогда отчаяние охватило меня, а мои надежды умерли. И я сказал: "Тот, кто убивает мои надежды, должен быть убит, потому что мои надежды и ожидания ценнее жизни любого человека".

И Иуда заскрежетал зубами и склонил голову. А когда заговорил снова, сказал: «Я выдал Его, и сегодня Его распяли... Но когда Он умер на кресте, Он умер царём. Он умер во время бури, как умирают освободители, как гиганты, чья жизнь недоступна савану и камню.

И умирая, Он был милосерден, и был добр, и Его сердце было исполнено жалости. Он испытывал жалость даже ко мне - тому, кто выдал Его».

И я сказал: «Иуда, ты совершил тяжкое злодеяние».

И Иуда ответил: «Но Он умер, как царь. Почему же Он не жил, как царь?»

Я снова произнёс: «Ты совершил тяжкое злодеяние».

И он опустился на скамью, и был безмолвен, как камень.

А я ходил туда и обратно по комнате, и ещё раз сказал: «Ты совершил тяжкий грех».

Но Иуда не произнёс ни слова. Он оставался молчалив, как земля.

Через какое-то время он встал и повернулся ко мне лицом, и мне показалось, что он стал выше. И когда он заговорил, его голос был подобен звуку треснувшего сосуда; и он сказал:

«В моём сердце не было греха. Этой самой ночью я буду искать Его царство, и я стану в Его присутствии и буду умолять Его о прощении.

Он умер царём, я же умру преступником. Но в глубине души я знаю, что Он простит меня».

Произнеся эти слова, он обернулся в свой мокрый плащ и сказал:

«Хорошо, что я зашёл к тебе этой ночью, хотя и принёс тебе неприятности. Простишь ли и ты меня?

Скажи своим сыновьям и сыновьям сыновей: "Иуда Искариот выдал Иисуса из Назарета Его врагам, потому что считал, что Иисус был врагом своего собственного народа".

И ещё скажи, что в тот самый день, когда Иуда совершил свою великую ошибку, он последовал за Царём к ступеням Его трона, чтобы предать Его суду собственную душу.

Я скажу Ему, что и моей крови не терпелось пролиться на землю, и мой искалеченный дух обретёт свободу».

После этого Иуда прислонился затылком к стене и закричал:

«О Боже, чье грозное имя не произнесёт никто, пока к устам его не прикоснутся пальцы смерти, почему ты жжёшь меня огнем, не дающим света?

Почему ты наделил Галилеянина страстью к неведомой земле, а меня обременил желанием, которое не может ускользнуть ни от рода, ни от домашнего очага? И кто этот человек Иуда, чьи руки обагрены кровью?

Протяни мне руку, чтобы скинуть его - это старое одеяние и рваную упряжь.

Помоги мне сделать это сегодня вечером.

И позволь мне вновь стать вне этих стен.

Я устал от этой бескрылой свободы. Я хотел бы более просторной темницы.

Пусть слёзы мои потоком вольются в горькое море. Лучше я буду тем, кто отдаётся на твою милость, а не стучит в ворота собственного сердца».

Сказав так, Иуда отворил дверь и снова вышел прямиком в бурю.

Спустя три дня я наведался в Иерусалим и услышал обо всём, что там произошло. И ещё я услышал, что Иуда бросился с вершины высокой скалы.

С того дня я долго размышлял и понял Иуду. Он завершил свою жалкую жизнь, которая повисла словно туман над этой порабощенной римлянами землёй, в то время как великий пророк восходил к высотам.

Один человек стремился к царству, в котором он был бы единственным правителем. Другой желал царства, в котором правителями были бы все люди.

* Оригинальный пост

(Картина Ирины Азаренковой azarenia )

Содержание
promo nad_suetoi october 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…