?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

От skifos
(А. Л. Фротингем, перевод Андрея Васильева)

(начало)

Слово четвертое
Мы уже говорили о Всеобщем Бытии, но лишь о его сущности, а не о действиях. Ум созерцает его в тайне и молчании, получая от этого созерцания любовь и единение. Оно наделяет ум знанием:
- о различии умов;
- о том, как ум входит в тело;
- и о природе всех вещей.


Обо всем этом ум обучает Первосвященник Всеобщего Бытия, налагающий на него святую заповедь молчания. Покинув его, ум продолжает свое восхождение, в котором его сопровождают все сущности,  ранее освященные и приведенные им к совершенству. Ибо все умы должны пройти через все стоянки и  получить все формы, которые ниже Блага и через которые они ниспали. Затем ум достигает Рая, где Адам претерпел первое разделение и перенес падение. Страж показывает ему Древо Жизни, с которым ум жаждет воссоединиться, и тогда не будет более образов, и свершатся таинства.

Но Искуситель Сатана, зная об этом желании, принимает подобие Древа Жизни и является как человек греха, сын погибели, в храме Божием, сидящий, как Бог (2 Фес. 2:3) и говорящий: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек» (Ин. 6:51). Ум, введенный в заблуждение, устремляется к соединению с этой лукавой сущностью, что кажется ей Древом Жизни.  Но является Христос – великий ум, дабы свершить отмщение лживой природе. Он пригвождает ее к земле и сжигает огнем, отделив от нее благую природу ума.  Христос подводит ум к Древу Жизни и тот соединяется с ним. Отныне ум пребывает в тишине и покое.  Некоторые утверждают, что Древо Жизни это Христос, я же говорю, что оно превыше него.

Когда ум хочет продолжить восхождение, он слышит: «Оставайся в этом месте». Затем он получает таинственный меч для истребления демонов и врагов Господа. Для этого ему необходимо спуститься в места, что под землей, «ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну» (Ин 5:22). Вновь он нисходит вниз, но на этот раз с ликованием, ибо знает, что природа противления не может противостоять ему, как в первый раз.  Божественный ум входит во врата Шеола и все демонические сущности собираются вместе для битвы с ним; но он низвергает и истребляет их. Умы, претерпевавшие страдания, получают освобождение и спасение.

Он очищает и освещает преисподнюю, с тем, чтобы она стала не менее светлой, чем небесные области. Теперь ум полностью удалил из себя всю противоборствующую природу и желает также истребить главу противления. Он видит то, что ранее казалось ему Древом Жизни, и срубает его.  Все умы, бывшие рабами погибели, теперь хотят объединиться с Божественным Умом и получить спасение. Но как это и предназначено Сыну, он судит их и приговаривает к мучениям, а сам продолжает спуск в область Князя Тьмы и, наконец, к Солнцу и Луне. Это солнце преисподней есть дар Блага, чтобы разумные существа в этом месте не погибли. Когда ум преодолевает Шеол и самые основания Бездны, он достигает места безвидного. Но еще ниже в месте под всеми местами находятся корни зла, которые он пришел вырвать.  Когда говорится, что ум истребляет демонов, это значит, что он истребляет их в самом себе, а не в их сущности.  Когда он вырывает корни зла, это означает, что отныне он будет соединен лишь с одним Благом.

Осудив тех, кто в Геенне, ум желает узреть Бесчувственную Сущность, которая есть мятежная сущность. Она не обладает никаким именем, именуемым на земле или в преисподней, и не имеет ничего от Природы.[1]   Заключенные в ней не могут получить воскресение или жизнь. Она не обладает разумом, осознанием, жизнью, чувствами и может быть названа Не-Бытием.  Ибо от начала она не приносила плодов, и когда это было доказано, она была приговорена. Она ниспала из состояния ума  до состояния человека, животного, зверя, демона, дьявола и наконец, стала бесчувственной и непокорной, полностью удалившись от Блага и от Природы. И хотя ум простирает на нее свою длань, она не покоряется.

И поскольку теперь все, что необходимо было выполнить в преисподней, исполнено, ум начинает восхождение. На своем пути он видит всех, кого он поразил, лежащими пред ним.  Он, стремясь стать Отцом, желает воскресить их из мертвых и помиловать. Он простирает над ними свое благо, над добрыми и злыми, и делает их всех, подобными себе. Перед воскресением слышен дивный голос: «от четырех ветров приди, дух, и дохни на этих убитых, и они оживут» (Иез. 37:9).  Все павшие умы, воскресают и приближаются к Божественному Уму, который говорит им: «Вы братья мои, кость от кости моей, плоть от плоти моей» (Быт 2:23). И они соединяются с ним, чтобы совершить с ним восхождение.

Совершив все это, Божественный Ум спускается ниже всех сущностей и видит божественный свет, лишенный формы. С удивлением он понимает, что это та же сущность, которую он видел в выси. Теперь он постиг истинное учение о той Сущности, что наполняет все мироздание. Тогда он возглашает: «Взойду ли на небо - Ты там; сойду ли в преисподнюю - и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря,- и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя» (Пс. 138:8-9).

Ум соединяется с сущностью света и смотрит вверх и вниз, в глубину и в широту, отныне он заключает все в самом себе. Отныне он уже не восходит и не нисходит, так как теперь содержит в себе все.

Теперь ум оставляет имя Христа, ибо он преодолел разделение, разумение, слово и отныне нет надобности больше говорить:  «Отче! прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя» (Ин.17:1), ибо нет больше различия между прославляющим и прославляемым. Любовь (Дух) тоже есть знак различия, ибо предполагает, что есть тот, кто любит, и тот, кого любят – совершенные умы преодолевают  и его, ибо они превзошли всякое имя, именуемое.

Ибо когда появились различия все совершенные и святые умы были славящими и прославляемыми: прославляемыми людьми и ангелами и всеми сущностями, которые вверху и внизу; и прославляющими Благо, что превыше них. Теперь же, когда нет больше различий, они прославляются, но более не прославляют, ибо кого же они должны прославлять, если Благо в них и они в нем? Если вообще уместно говорить «в них» и «в нем», ибо одна природа и одна ипостась у них и у него. Если вообще уместно говорить «у них» и «у него». И отныне их уже не называют наследниками. Ибо стерты всякие различия, а когда нет различий, то, как же можно говорить о наследовании одним от другого?  Посему придите и прославим невыразимой славой ум, который более не прославляет, но прославляем.

И ум более нельзя назвать Божественностью, ибо это предполагало бы желание и милосердие. Что происходит с умом – мы не можем этого передать словами.

Затем своим новым и святым замыслом он начинает создание нового мира и человека по своему образу безобразному и подобию бесподобному. Он «исчерпает воды горстью своей, измерит пядью небеса, и вместит в меру прах земли, и взвесит на весах горы» (Ис. 50:12). Ибо кто может говорить о том, что не может быть высказано? О имени, которое невозможно назвать? Скажем вместе с апостолом, дивясь таинству: «О, бездна богатства и премудрости и ведения, превосходящая имя Божие, совершенного ума, когда он обрел совершенство. Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! (Рим. 11:33-34).  Ибо кто уразумел этот ум,  и был советником у него и учил его? (Ис. 50:13)».

И это лишь малая часть слав Ума, свершившего все и слившегося с Благом, которое есть создатель всего.

Мы должны также сказать о различии между соединением в союзе и слиянием.  При  соединении различия умаляются, но вещи соединившиеся, не могут лишиться всех различий, ибо в них есть разделяющее начало. При слиянии же нет более никаких различий, которые делали бы их отдельными.  Потому Христа мы называем нашим союзом.  Слиянию же нельзя дать никакого имени.


Слово пятое

Я раскрыл тебе, о сын, учение, неизвестное даже ангелам, которое люди будут презирать. Ты же знай, что вся природа сольется с природой Отца, что ничего не погибнет и не будет уничтожено, но все восстановится, освятится, соединится и сольется. И тогда Бог будет все во всем. Даже ад прейдет, и все проклятые восстановятся. Все чины и различия исчезнут. Бог прейдет, и Христос прейдет, и Дух более не будет именоваться духом. Останется лишь одна (единая) Сущность.

Сын мой, сохрани мои слова, обвяжи ими шею твою, и пусть они будут знаком на твоем челе, ибо пришло для меня время оставить тебя, и тебе завещаю скипетр моей десницы.

© Текст и примечания: Frothingham A. L. Stephen bar Sudaili the Syrian mystic (c.500 AD) and the Book of Hierotheos on the Hidden Treasures of the Divinity. Leyden: E.J. Brill, 1886.
promo nad_suetoi october 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…