Валерий Аллин (val000) wrote in nad_suetoi,
Валерий Аллин
val000
nad_suetoi

Category:

Мифическое путешествие. Значение мифа, как путеводителя по жизни. Часть Первая.

От deilf
(Лиз Грин и Джульетта Шарман-Бюрк, перевод Игоря Сивака)

ЧАСТЬ I


В НАЧАЛЕ


Семейная жизнь — наиболее фундаментальный жизненный опыт. Независимо от характера нашего происхождения, у всех нас были родители — присутствующие, отсутствующие, любящие или нет — и Мать Земля и Отец Небо являются великими мифическими символами истока мира, так же как и нашего собственного начала. Мы все откуда-то появились и, что бы мы потом ни сделали из себя в жизни, мы не можем отменить прошлое. Мы наследуем не только генетические, но и психологические паттерны своей семьи, и индивидуумы, которыми мы становимся, являются отчасти нашим собственным творением, а отчасти наследием прошлого. Мифы не дают нам простых решений семейных трудностей. Они описывают семейную динамику такой, какая она есть, со всеми её радостями, печалями и запутанностью. Тем не менее этим сюжетам присуща загадочная, трансформирующая сила. Хотя архитипическая динамика семейной жизни непреложна, перемена и исцеление возможны всегда — если и не во внешних обстоятельствах, то внутри нас самих.



ГЛАВА ПЕРВАЯ

РОДИТЕЛИ и ДЕТИ

Миф предлагает нам обширный набор сюжетов об отношениях родителя и ребёнка. От шумных ссор олимпийских богов до трагических судеб королевских династий человеческое воображение всегда находило и утешение и просвещение в создании историй о матерях, отцах, сыновьях дочерях и тайне, которая связывает нас вместе нерушимыми эмоциональными узами. Нет такой родительско-детской дилеммы, у которой не существовало бы мифического аналога, и такого решения конфликта, который не был бы отражён в мифических историях.


ФЕТИДА и АХИЛЛ

Великие ожидания

Первый из наших семейных мифов рассказывает о том, как родители ожидают от своих детей не меньше, чем всё. Возможно, самой важной темой в этом греческом сюжете является амбиция Фетиды относительно своего ребёнка — она хочет, чтобы он был богом. У этой истории печальный конец, но она позволяет проникнуть в суть тайных надежд, грёз и сильных стремлений, которыми мы неосознанно обременяем ребёнка — иногда ему в ущерб.


Фетида была великой богиней моря и обладала властью над всем, что двигалось в его глубинах. Но наступило время, когда ей пора было вступить в брак, и Зевс, царь богов, получил предсказание, что если Фетида замуж за бога, то родит сына, который будет более велик, чем сам Зевс. Беспокоясь о том, чтобы не лишиться своего положения, Зевс выдал морскую богиню за смертного по имени Пелей. Этот смешанный брак не был неудачным, и оба супруга зажили сравнительно неплохо, хотя Пелей иногда возмущался сверхъестественными способностями жены, а Фетида иногда чувствовала, что её брак не соответствует её положению.
По прошествии времени Фетида родила сына и назвала его Ахиллом. Поскольку его отцом был смертный, Ахилл был смертным ребёнком, которому, как и всем другим смертным существам, Мойры определили свой срок на земле. Но Фетиду не устраивала такая перспектива. Сама будучи бессмертной, она не желала оставаться вечно юной, наблюдая как стареет и умирает её сын. Поэтому она тайно отнесла своего новорождённого ребёнка к реке Стикс, чьи воды таили в себе дар бессмертия. Удерживая ребёнка за пятку, она погрузила его в воду, будучи убеждена, что тем самым сделала его бессмертным. Но пятки, за которую она держала сына, не коснулись воды Стикса, и по этой причине она осталась его единственным уязвимым местом.
Достигнув зрелости и сражаясь в Троянской войне, он оказался смертельно ранен стрелой в пятку. Хотя Ахилл и добился великой славы и вечной памяти, Фетида не смогла ни обмануть Мойр, ни превратить в божественное то, что было человеческим.

КОММЕНТАРИЙ: Многие родители бессознательно желают, чтобы их дети были богоподобными, хотя обычно и не так буквально, как этого хотела Фетида. Мы не надеемся, что наши дети будут жить вечно, но мы можем желать, чтобы они были лучше, чем другие дети, чтобы они были более красивые, более одарённые, более замечательные, более уникальные и более особенные и свободные от обычных ограничений жизни. Ни один ребёнок не может оправдать такие бесознательные ожидания, и любой ребёнок может страдать, поскольку в своих энергичных усилиях произвести что-то сверхчеловеческое родители не замечают его обычных человеческих качеств. Мы также можем надеяться, что наши дети каким-то образом искупят нашу вину — исправят то, что мы испортили, или испытают то, от чего мы себя в жизни лишили. Мы можем приносить жертвы в надежде, что наши дети придадут смысл нашим жизням, вместо того, чтобы позволить им проживать свои. И когда они спотыкаются и падают, как случается со всеми человеческими существами, или выражают недостаточную благодарность за наши усилия, мы можем чувствовать негодование и разочарование. Всё это можно прочитать в истории Фетиды и Ахилла.
Фетида, богиня-мать, которая хочет, чтобы её сын был богом, как она, а не смертным, как его отец, также олицетворяет собой определённое материнское отношение. Если мать хочет полностью владеть своим ребёнком и не может или неспособна разделить любовь ребёнка, в результате может возникнуть много проблем. Союз Фетиды и Пелея и Ахилл, как его детище, описывает брак, в котором между родителями существует дисбаланс. Фетида чувствует своё превосходство над Пелеем и надеется, что сын выдастся в неё. Это достаточно распространённая дилемма: мы в тайне мечтаем о том, на кого похож ребёнок, вместо того, чтобы признать, что в его существование внесли вклад оба родителя. Так может случиться, если брак несчастлив или неосуществлён. Отцы могут идеализировать своих дочерей также, как Фетида идеализировала сына, и бессознательно пытаться разделить мать и дочь, чтобы никто извне не смог нарушить единство уз, соединяющих отца и дочь (См. «Орион и Энопион», стр. 19-22).
Все эти возникающие в процессе воспитания детей дилеммы не являются патологическими, а скорее просто свойственны человеку. Но мифы повествуют о человеческих существах, даже если боги выступают в них главными персонажами. Как мы поступаем с этими проблемами чрезмерных ожиданий и собственничества? Если мы приводим детей в мир, мы должны обеспечить им честность и справедливость в наших эмоциональных отношениях с ними. Прежде всего нам необходимо осознавать свои скрытые чувства. Если мы понимаем, что ожидаем от своих детей слишком многого, то можем проявлять свою любовь к ним, даже когда они не достигают того, на что мы надеялись, и поощрять их следовать по пути, который подсказывает им их собственное сердце и душа, а не по тому, по которому нам самим хотелось бы идти. Осознанные и обузданные чувства не разрушают. Бессознательные чувства приводят к неосознанному поведению, которое может причинить ребёнку большой вред. Нет родителя, чья жизнь совершенна, и мы все питаем нереалистичные надежды по отношению к нашим детям. Это по-человечески и естественно. Но наши дети не божественны, и они оказываются на этой земле не ради большей славы своих родителей или искупления родительских жизней. В браке Фетиды и Пелея, задуманном мудростью Зевса, заключается глубокий образ смешения человеческого и божественного, которое стоит рядом с зарождением всякого человеческого существа. В каждом ребёнке есть примесь обоих. Если мы сможем помнить об этом и позволим своим отпрыскам быть смертными людьми, какими они и являются, то этот древний миф может помочь нам быть более мудрыми и великодушными родителями.

* Оригинальный пост

(Снимок Валерия Аллина val000 )

Содержание
Tags: Гурджиев, Игорь Сивак, Околофилософское, Перевод
Subscribe
promo nad_suetoi october 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments