Валерий Аллин (val000) wrote in nad_suetoi,
Валерий Аллин
val000
nad_suetoi

Categories:

Мария Магдалина о первой встрече

От deilf
(Джебран Халиль Джебран; перевод Игоря Сивака)

chiften59_07Был месяц июнь, когда я встретила Его впервые. Он шёл по пшеничному полю, а я со своими служанками проходила мимо. И Он был один.

Ритм Его шагов был не таким как у других людей, и ничего подобного движению Его тела не видела я прежде.

Люди не ступают так по земле. Я и теперь не знаю, медленно Он шёл или быстро.

Мои служанки стали показывать на Него пальцами и украдкой шептаться друг с дружкой. И я придержала на мгновение свои шаги и подняла руку, чтобы поприветствовать Его. Но Он не обернулся, и даже не взглянул на меня. И я возненавидела Его. Меня словно втолкнули обратно, и я похолодела так, как будто меня занесло снегом.

В ту ночь я видела Его во сне. Потом мне сказали, что я кричала и металась на ложе.

Был месяц август, когда я увидела Его снова, из окна. Он сидел в тени кипариса в дальнем конце моего сада и был так неподвижен, словно был высечен из камня, точно как те статуи в Антиохии и других городах Северной Страны.

И моя рабыня, египтянка, подошла ко мне и сказала: «Этот мужчина снова здесь. Он сидит в дальнем конце вашего сада».

И я взглянула на Него, и моя душа затрепетала во мне, ибо Он был прекрасен.

Его тело было гармоничным единством, казалось, каждая его часть пребывает в любви и согласии с любой другой частью.

Я облеклась в наряд из Дамаска, вышла из дому и направилась к Нему.

Было ли это моё одиночество, или же исходящее от Него благоухание было тем, что влекло меня к Нему? Были ли это голод в моём томящимся по прекрасному взгляде, или же Его красота, ищущая света в моих глазах?

Я и теперь не знаю.

Я шла к Нему в своём надушенном одеянии и в позолоченных сандалиях, подаренных мне римским офицером, - да, в тех самых. И, приблизившись к Нему, я сказала:

- Доброго утра тебе!

И Он ответил:

- Доброго утра тебе, Мириам!

И он взглянул на меня, и Его глаза-ночи увидели меня, как не видел меня ни один мужчина. И я вдруг почувствовала себя нагой и устыдилась.

А ведь Он только и сказал: «Доброго утра тебе».
И потом я спросила Его: «Не войдёшь ли ты в мой дом?»

И Он ответил: «Разве я уже не в твоём доме?»

Тогда я не поняла, что Он имеет в виду, но теперь я знаю.

И я спросила: «Не разделишь ли со мной вино и хлеб?»

И Он ответил: «Да, Мириам, но не сейчас».

НЕ СЕЙЧАС, НЕ СЕЙЧАС, - так он сказал. И голос моря был в тех двух словах, и голос ветра и деревьев. И когда Он говорил мне эти слова – жизнь говорила смерти.

О да, мой друг, я была мертва. Я была женщиной, отъединённой от своей души. Я жила отдельно от той сущности, которую вы видите сейчас. Я принадлежала всем мужчинам, и не принадлежала никому. Они называли меня блудницей, и женщиной, одержимой семью демонами. Меня проклинали, и мне завидовали.

Но когда его глаза-рассветы заглянули в мои глаза, все звёзды моей ночи померкли, и я стала Мириам, просто Мириам, женщиной, потерянной для всего земного, прежде известного ей, и обретающей себя в новых краях.

И снова я обратилась к Нему: «Войди в мой дом и раздели со мной хлеб и вино».

И он ответил: «Почему ты просишь меня стать твоим гостем?»

И я сказала: «Я прошу тебя войти в мой дом». И всё, что было во мне от земли, и всё, что было во мне от небес, взывало к Нему.

Тогда Он взглянул на меня, и полдень Его глаз осиял меня, и Он сказал: «У тебя много возлюбленных, но только я один люблю тебя. Другие любят себя в близости с тобой. Я же люблю тебя в твоей сущности. Другие видят в тебе красоту, которая поблекнет раньше, нежели их собственные годы. Я же вижу в тебе красоту, которая не увянет. И когда наступит осень твоих дней, эта красота не побоится взглянуть на себя в зеркало, и она никогда не прейдёт. Я один люблю незримое в тебе».

Затем он сказал тихо: «Теперь ступай. Если этот кипарис твой, и ты не хочешь, чтобы я сидел в его тени, я пойду своей дорогой».

И я вскричала: «Учитель, войди в мой дом. Я воскурю для тебя благовония, и приготовлю серебряный сосуд, чтобы омыть твои ноги. Ты - и чужой мне, и всё же не чужой. Молю тебя, войди в мой дом».

Тогда Он встал и посмотрел на меня так, как времена года глядели бы на поле, и улыбнулся. А потом снова сказал: «Все любят тебя во имя самих себя. Я же люблю тебя во имя тебя самой».

И Он ушёл.

Ни один другой человек не шёл когда-либо так, как шёл Он. Было ли это дыхание, рождённое в моём саду, и направившееся к востоку? Или же это была буря, способная сотрясти всё до самого основания?

Я не знаю, но в тот день закат Его глаз убил во мне дракона, и я стала женщиной, я стала Мириам, Мириам из Мигдал-Эля.

* Оригинальный пост

(Картина Эдуарда Анищенкова chiften59 )

Содержание
Tags: Джебран, Игорь Сивак, Перевод, Эдуард Анищенков
Subscribe
promo nad_suetoi october 31, 2013 14:02 6
Buy for 100 tokens
Содержание: Речь в зачатке лишь звук... Борис Херсонский Хвалитель на договоре. Геннадий Добрушин Одноклассник. Юлия Комарова Четверостишие Абдалах Б. Аббаса. Валерий Аллин И замысел тайный ещё не разгадан... Лариса Миллер Я - король. Геннадий Добрушин Имеющий подлость…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments